Эксклюзивное интервью со Стеном Вермундом

Эксклюзивное интервью со Стеном Вермундом

Почему поиском ответов на вопросы, связанные с происхождением коронавируса, в США занимается разведка, а не медики? Кто из ученых сталкивается с угрозами в свой адрес и почему? Каков наиболее оптимальный ответ мирового сообщества на общую угрозу — пандемию? Об этом и не только наш корреспондент пообщался с деканом одного из самых старых и авторитетных институтов в области общественного здравоохранения США — Йельской школы общественного здравоохранения — Стеном Вермундом.

Корреспондент: После завершения Всемирной организацией здравоохранения первого этапа исследования происхождения коронавируса американской разведке было приказано провести внутреннюю оценку доклада ВОЗ. Почему США задействуют разведывательные структуры для поиска источника коронавируса?

Стен Вермунд: Разведка (например, ЦРУ) является структурой, которая проводит исследования, связанные с политикой, культурой, экономикой, но у них нет лабораторий и научных способностей для изучения вопросов, связанных с общественным здравоохранением и вирусами. Поэтому, я считаю, что это политическая, а не научная реакция, потому что политическое давление внутри страны слишком большое. Все хотят знать, откуда появился вирус. Американское правительство тоже хочет знать, но, на мой взгляд, разведка — это не та организация, которая может предоставить какой-нибудь ключ к решению. Будет гораздо больше смысла от тщательного изучения этого вопроса Всемирной организацией здравоохранения, Центрами по контролю и профилактике заболеваний США, Китайским центром по контролю и профилактике заболеваний и их партнерами на глобальной арене. Я уверен, что ученые лучше справятся с этой задачей, чем разведструктуры.

Корреспондент: Сейчас появляется все больше свидетельств и все больше сомнений в отношении происхождения вируса, некоторые из них указывают на США. Более 25 млн человек в мире призывают провести расследование в американской биолаборатории в Форт-Детрике. Как вы считается, американское правительство откликнется на этот призыв и позволит провести там расследование?

Стен Вермунд: Во всем мире, и США не исключение, происходят утечки из лабораторий. Центры по контролю и профилактике заболеваний США сообщали об авариях. Утечки происходили в лабораториях университетов и различных исследовательских структур, это довольно часто случается в мире. Поэтому мы должны осознавать всю серьезность проблемы и принимать меры, чтобы минимизировать этот риск. С точки зрения медицины и науки нужно принимать целый комплекс мер, чтобы снизить риск утечки. И чем опаснее вирусы, тем строже должен быть контроль.

Корреспондент: Вокруг вопросов, связанных с происхождением вируса, все время звучит какая-то политическая шумиха. Могли бы вы осветить их с научной точки зрения, с точки зрения инфекциониста, отделив от политики?

Стен Вермунд: Изучение причин происхождения вируса — это очень важно, но, к сожалению, действительно, этот вопрос слишком сильно политизирован. Нам нужно собрать лучших ученых со всего мира — биологов, эпидемиологов, людей, которые занимаются статистикой, экспертов по моделированию, специалистов в области безопасности лабораторий, инфекционистов, экспертов по питанию, специалистов по миграциям людей и животных, — собрать их в одну команду, чтобы досконально изучить эти вопросы: понять, какова ситуация с наличием этого конкретного коронавируса у млекопитающих и выяснить, какие существуют риски утечек из лабораторий. Потому что этот вопрос очень разумно включить в такое исследование. Но если говорить о предположениях, то я считаю, что заявления об утечке вируса из лаборатории в Ухане не имеют под собой никаких оснований, никаких доказательств. В целом, я считаю, что нужны исследования, которые сделают ученые, а не голословные заявления.

Корреспондент: Президент американской некоммерческой организации EcoHealth Alliance Питер Даззак был в составе делегации ВОЗ в Ухане. Мы узнали из американских СМИ, что после возвращения в США он выступал в защиту теории о естественном происхождении коронавируса и из-за этого ему серьезно угрожали. А оказывалось ли давление на вас из-за того, что американское правительство политизирует вопрос происхождения вируса?

Стен Вермунд: Я получал письма, полные ненависти. Как только выступлю на публичной площадке со своим мнением, мне приходит такое письмо. Доктор Фаучи — один из ведущих американских эпидемиологов, тоже сталкивался с угрозами. Но меня все эти письма не испугали, напротив, подстегнули отстаивать свое мнение. Я всегда выступал за подход, в основе которого лежит общественное здравоохранение и медицина, потому что это моя работа как стратега и эпидемиолога.

Корреспондент: Штамм «дельта» вызвал новую волну заражений по всему миру. Какие особенности у этой волны и какие меры мир принимает для противостояния мутировавшим вариантам вируса?

Стен Вермунд: К сожалению, штамм «дельта» намного более заразный. А когда вирус становится более заразным, требуется большее количество вакцинированных для формирования коллективного иммунитета. Поэтому самое главное для нас сейчас — прививки, прививки и еще раз прививки! Сейчас вакцинами обеспечены в гораздо большей степени страны с высоким уровнем доходов, они не спешат делиться с другими государствами. Китай же поставил огромное количество вакцин странам с низким уровнем доходов, это очень щедро. Китай смог сделать это, потому что он очень внимательно относится к вопросам общественного здравоохранения, кроме того, себестоимость производства вакцины в Китае ниже, Китай наладил очень масштабное производство и благодаря этому может развернуть более широкую кампанию по вакцинации населения. Китайская вакцина — очень важный инструмент в глобальной борьбе с пандемией.

Корреспондент: Глобальное сотрудничество в области общественного здравоохранения по-прежнему сталкивается со множеством проблем. Что, по-вашему, можно сделать для их решения?

Стен Вермунд: Партнерские отношения на разных уровнях могут сыграть важную роль, например, партнерство между общественными и частными организациями. Правительства не производят лекарства, вакцины, аппараты ИВЛ, но у компаний это неплохо получается. Также важно трансграничное сотрудничество. Мы можем создать условия, чтобы страны с низкими и средними уровнями доходов получили возможность производить вакцины по лицензиям по самой низкой стоимости. Ученые со всего мира должны обмениваться опытом — это очень важное оружие в борьбе с вирусом. И напоследок я хотел бы попросить всех не уделять слишком много внимания набившим оскомину заголовкам, а помнить о том, что в основе лучшего решения всегда лежит наука и сотрудничество.

Россия-Китай: главное